Форум » Поповцы » Навстречу Собору » Ответить

Навстречу Собору

Георгий Лоскутов: https://yuri-loskutov.livejournal.com/813742.html Один из пунктов предполагаемой повестки дня грядущего Освященного Собора РПсЦ - вопрос о просветительской деятельности. Мне этот вопрос, по роду моих занятий, особенно близок. Чем именно Рогожское собирается просвещать наше общество? Здесь у нас в концептуальном плане дела обстоят печально. 1.) Майский Совет митрополии 2017 г.: "2.1. Поддержать кандидатуры на включение в Общественную палату представителей от старообрядчества: Валерия Михайловича Коровина и Михаила Олеговича Шахова". Вывод: для Совета митрополии дугинистская антигуманная и антихристианская ересь - это хорошо. 2.) Сентябрьский Совет митрополии 2017 г.: "4.2. Иерею Аркадию Кутузову прекратить участие в деятельности интернет-радио «Голос веры»". Вывод: для Совета митрополии православное просветительство в духе христианского гуманизма - это плохо. 3.) Совет митрополии уже который год молчит о сайте "Русская вера". Нет постановления типа "Клирикам и мирянам РПсЦ прекратить участие в деятельности сайта "Русская вера"". Вывод: для Совета митрополии фоменковщина и экуменизм - это нормально; для Совета митрополии открытое наплевательство на решения Освященных Соборов РПсЦ - это хорошо и допустимо. Так чему митрополия собирается учить? Ницшеанству? Еще и еще раз: если Освященный Собор не вступится за свой собственный авторитет, то никто за него это не сделает. Если белокриницких редакторов "Русской веры", плюющих на решение Освященного Собора о запрете пропаганды фоменковщины, даже не пожурят, то какой вообще смысл собирать Освященные Соборы?! Если любое их решение может быть с легкостью умножено на ноль?! В последние годы в нашей просветительской деятельности сформировался такой стиль - "держать и не пущать". Вот, например, многим не нравятся мои передачи "Летопись" (а многим - нравятся). И это совершенно нормально. Но какой из этого у нас делается вывод? Убрать их с радио. В результате - мои передачи продолжают выходить в формате видеоблога, но уже без цензуры (против которой, кстати, я ничего не имею). Ибо о.Аркадий, пока мои программы выходили на радио, много острого из них повырезал, не желая накалять обстановку. А кто, вместо того, чтобы убирать "Летопись" с радио, мешал сделать альтернативную программу "Антилетопись" (или "Антилоскутов"), в которой мои тезисы и аргументы были бы разгромлены? Можно было бы и в прямом эфире подискутировать. Вообще, в идеале, надо не запрещать, а создать интернет-ресурс РПсЦ (без хорошего онлайна никак, если вы хотите работать с молодежью), на который позвать вообще всех, кто у нас пишет, рассказывает и поёт (и о.Аркадия тоже). Конечно, там не должно быть никаких ересей и ничего противозаконного, в остальном - полная свобода и авторские колонки с круглыми столами. (Только здесь нужна крепкая журналистская рука для организации процесса). Уверяю, если всех наших собрать на одном ресурсе (или хотя бы большинство) - "Русская вера" будет легко заткнута за пояс. А теперь-то кто где ... Но кому-то из наших христиан обязательно нужны деньги, а волонтерство претит, кто-то лелеет свой копирайт, а в итоге просветительская деятельность РПсЦ грозит накрыться медным тазом ... Очень было бы хорошо, если бы Собор призвал к волонтерству на ниве православного просвещения. P.S. А старообрядческую лампаду, соблазнительно висящую в Иерусалиме в одном пикантном месте, надо снять и повесить в нашем собственном храме. Свои ошибки, пусть и непреднамеренные, Собору прилично исправлять. Это же так легко - просто снять и просто вернуть в Россию. Что мешает-то? Гордость человеческая? P.P.S. А официально я на Собор ничего подавать не буду, ибо у меня в нашей Церкви специфическая репутация. Любая моя соборная инициатива обречена на провал - обзовут "большевиком", "фриком", "хамом", да мало ли на свете существует ярлыков! Кроме того, я не Ватикан и не структура РПЦ МП, и потому денег у меня нет, чтобы заниматься внутрибелокриницким лоббизмом. Подавала же на Собор группа Рябцева (еще до своего отпадения в неопасхализм) абсолютно верную и православную записку об иерусалимской лампаде - так этот документ даже не стали рассматривать. Ибо репутация. Я, хотя и не намерен уклоняться в ересь, не имею на Соборе никаких шансов. Поэтому вся моя надежда на уважаемых соборян. https://yuri-loskutov.livejournal.com/816167.html В год столетия Февраля и Октября, т.е. Великой русской революции, а также в связи с грядущими президентскими выборами, у делегатов Освященного Собора РПсЦ может возникнуть соблазн поставить на голосование те или иные политические заявления. Так вот, призываю этого не делать. Ибо политическая конъюнктура весьма переменчива (вспомните, как она поменялась всего за пять лет в 1913-1918-м), и если ей следовать - очень скоро может быть мучительно стыдно ... P.S. А вот еще тема для Освященного Собора РПсЦ - как Просветительский отдел Московской митрополии разлагает умы молодежи, воюя с биологическими и медицинскими факультетами:

Ответов - 12

о.Аркадий Кутузов: Ого!"Наша вера"стала работать с хромакеем?Похвально. Георгий Лоскутов пишет: А вот еще тема для Освященного Собора РПсЦ - как Просветительский отдел Московской митрополии разлагает умы молодежи, воюя с биологическими и медицинскими факультетами: Думаю,что юные быстрее почувствуют в текстах коньюктурные фальш и лицемерие ,чем продуманные богословы.Здоровая естественность молодых органически отторгает коньюктурные иллюзии как старинные ,так и новодельные,и быстрее справляется с диссонансами ... Я не про данный ролик. Технически и эстетически он хорош. В принципе. Что до науки так как учились дети потомственных староверов в светских учебных заведений так и учатся и будут учится,вдыхая и пропитываясь,принимая и встраивая,интегрирую в себя все формы простой человеческой жизни,во всём,т.с. нравственном спектре,не исключая и греховных... молодость она и есть молодость И чем контрастнее будет этот процесс,тем лучше:меньше будет причин к превыспреннему высокомерию по отношению к "прочим человецам"

Евгений: о.Аркадий Кутузов пишет: в себя все формы простой человеческой жизни "Борис Абрамыч, Вы или крест снимите, или трусы оденьте" Выберите, Кутузов, что Вам интереснее в деле воспитания молодежи- оральный секс или к кресту приложиться. Бухая скотина под елкой и певец на клиросе в одном флаконе невозможны в християнстве. Одновременно - только при скизо френос бывает, у особо одаренных и непонятых редакторов гениальный радио и их марксистских соратников. Ну и у никониан, в наших палестинах у митрополита и ко целый гарем воспитанников в семинарии был. Кто не солгашался на роль гурии мужского пола - страдали, жалобы писали везде. Но полиция невозбраняла, зело бо митрополит толерантен был к властям предержащим, зело миролюбив.

Георгий Лоскутов: Георгий Лоскутов пишет: P.S. А вот еще тема для Освященного Собора РПсЦ - как Просветительский отдел Московской митрополии разлагает умы молодежи, воюя с биологическими и медицинскими факультетами: Этот вопрос более не актуален, ибо видео удалено.

о.Аркадий Кутузов: Георгий Лоскутов пишет: Этот вопрос более не актуален, ибо видео удалено. Жаль.Видео хорошее. Почему удалили то?.. Ребята показали умение работать с новыми видео технологиями Молодцы,"Наша Вера"!Так держать!

Георгий Лоскутов: Они его потом восстановят, но чушь о теории эволюции вырежут.

о.Аркадий Кутузов: Георгий Лоскутов пишет: Они его потом восстановят, но чушь о теории эволюции вырежут. а)что фашизм-из-за тории Дарвина вышел?) Ничего.Бывает) Вообще они сразу взяли высокую планку:о природе зла!Это хорошо А ведь могли бы гонять начальный катехизис,типа,"новоначальным рано",и "нечего мудрствовать" и тд

Павел Владимирович: Георгий Лоскутов пишет: Великой русской революции Поздно теперь ставить вопрос о том, «должны» или не «должны» были евреи принимать участие в революции. Точнее было бы сказать: «в революционной борьбе с самодержавием», – так как в понятие революции, кроме этого негативного момента, входит еще и другой, творческий, созидательный. Этот второй момент российского переворота еще не вполне выступил на сцену, и, когда он выступит, легко может оказаться, что евреи в нем никакой или почти никакой роли не сыграли. Между тем здесь-то им, пожалуй, и следовало бы проявить особенную энергию – главным образом в выработке и создании новых форм для сожительства разнородных национальностей. Но сегодня речь не об этом моменте, а о первом – о революции в обывательском значении слова. Тут уж, конечно, не о чем хлопотать: «должны» или не «должны» были евреи вмешаться в нее, – они фактически приняли в ней огромное участие, и, значит, так было необходимо, а иначе быть не могло. Damit Punktum. Но за каждым из нас должно быть признано право, на исходе определенного периода революции, в такие дни затишья, как нынешнее, сесть за стол и подсчитать итоги, подсчитать все то хорошее и все то дурное, что произошло для нас от участия нашего народа в революции. Я хочу это сделать. Я попытаюсь это сделать исключительно с помощью трезвого рассудка, намеренно сухо, без всяких апелляций к чувству. Речь идет о подсчете, об итоге, и я хочу действовать, как безличный и добросовестный бух галтер, у которого, быть может, не все данные в руках, но одна только прямая цель – получить, насколько это в его силах, правильный баланс. Один выигрыш от революции для меня вне всяких сомнений. Я о нем писал уже несколько раз. Это – выигрыш моральный. Роль нашей молодежи в огромных событиях российского переворота создала, особенно в Европе, совершенно новое мнение о нашем народе. Этим нельзя пренебрегать. Мы, сионисты. всегда издевались над попытками апологии, и были правы, ибо апология, как цель, унизительна, смешна и бесполезна. Личность и народ должны действовать ради своих интересов, а не ради доброго мнения соседей. И лучший способ реабилитировать себя в глазах других, это – идти своей дорогой, ни на кого не оглядываясь. Такой реабилитацией нельзя не дорожить. Куда бы ни пошла дальше линия нашей национальной самодеятельности, – нам пригодится то, что племена земли не считают нас больше народом трусов. Великую или малую пользу принесет нам эта перемена в общем представлении – другой вопрос, ответить на который можно было бы лишь гадательно, а я гадать не хочу. Но пренебрегать нельзя. В этом отношении наша роль в революции уже окупилась. Есть еще и другая сторона в этой моральной пользе – сторона субъективная, подъем боевого духа в самом еврействе. Нечего таить: ведь не только во взгляде других на наш народ совершилась перемена – перемена совершилась и в нас. Еврей сегодня уже не похож на еврея 25 или даже 10 лет тому назад. Конечно, смешно было бы думать, что русская революция создала этот подъем. Он создан ходом еврейской жизни, который привел к пробуждению национальной самодеятельности, активно-исторического творчества. Но русская революция была школой для этого нового духа. Она приучила еврея «к огню», как выражаются военные, и эта выучка нам еще не раз и не раз понадобится в будущем. В этом отношении наша роль в революции тоже не прошла для нас без пользы. Я не повторю, что и здесь она вполне «окупилась» – это, пожалуй, было бы чересчур, потому что и без такой выучки – слишком дорогой выучки! – развилась и взросла бы активная энергия народа в силу внутренних процессов его собственного роста. Можно было дешевле заплатить и приобрести то же самое. Но если мы переплатили, то все же приобрели. Честный бухгалтер должен записать и малую прибыль. Честный бухгалтер должен записать и убытки. Здесь я должен задуматься. Мы подходим к трудному казусу политического счетоводства: что нам дала и что нам даст наша роль в революции в смысле реальных выгод? Реальные выгоды – это, в данном случае, права. Я, допустим, не сомневаюсь, что революция в конце концов нам их даст, но не о том вопрос. Вопрос о нашем участии, о наших затратах на революцию. Окупятся ли они? И даже больше спрошу: оправдается ли этот великий расход еврейского народа, – будет ли доказано, что эти затраты действительно были необходимы для получения полных прав в обновленной России? Сложный вопрос. Я выше сказал, что раз евреи приняли участие в революции, значит, так было необходимо. Но я имел в виду другую необходимость – внутреннюю. Видно, таково было настроение народа, что из него должен был выделиться известный процент революционеров. Но была ли объективная, так сказать, «деловая» необходимость, в том простом смысле, что, не будь евреев-революционеров, мы не получили бы никогда равноправия? Многие так именно и полагают. Я не могу присоединиться к этому мнению. Я, конечно, не ручаюсь за то, что в этом случае – не будь наших революционеров – нам обязательно дали бы права. Может быть. и не дали бы. Но ведь киргизы бесспорно получат все права, которых им недостает, хотя и духу их не было в революции. Значит, евреи на особом положении. Не спорю. Но тогда я не вижу реального смысла именно в этом средстве завоевать себе полноправие. Одно из двух: или Россия, настоящая народная Россия, хочет нашего равенства или не хочет. Если хочет, то дала бы его нам и без учета наших заслуг по революционному делу. Если не хочет, то не можем же мы ее заставить. Наша революция бессильна против парламента России – в этом никто не сомневается. Или то, чего нам иначе не хотели бы дать, будет нам дано именно в благодарность за наши заслуги? Наши революционеры почти все исторические материалисты. Странно было бы услышать из их уст, что благодарность или память о заслугах может явиться реальным фактором в истории… Но, конечно, в этом еще не весь вопрос. Если бы даже и была полная уверенность, что революция, все равно, даст нам права и без всяких заслуг, – то ведь самой революции не было. Надо было вызвать ее. И эту роль взяли на себя евреи. Они – легко воспламеняющийся материал, они – грибок фермента, который призван был возбудить брожение в огромной, тяжелой на подъем России. И так далее. Все это много раз уже сказано, много раз писано черным на белом и считается большой истиной. Но я счетовод и над этой затратой еврейского народа останавливаюсь в нелегком раздумье и не знаю, окупилась и окупится ли она. О, бесспорно, это прекрасная задача: быть за стрельщиками великого дела, разбудить политическое сознание в 130-миллионном народе, поднять красное знамя на Литве так высоко, чтобы увидал и Тамбов, и Саратов, и Кострома, – чтоб увидали и сказали друг другу: «Пойдем за ним». И, конечно, нее это было сделано, поскольку оно зависело от еврейских революционеров: знамя было поднято, и так высоко, и с таким шумом, что Кострома, несомненно, увидела. Но какое действие произвело это на политическое сознание Костромы? Я вспоминаю, отмечаю, подсчитываю и вижу ясно, что действие было двоякого рода. С одной стороны Кострома, бесспорно, вводилась в искушение. Эта борьба на другом конце России не могла не вызывать у нее, Костромы, соблазнительной мысли: значит, можно и нашего околоточного… этаким же манером? – В то же время отдельные евреи добирались и до самой Костромы, и лично старались там претворить эту соблазнительную мысль в действие. Все это вело, конечно, к пробуждению политического сознания. Но… А другая сторона? Я вспоминаю потемкинские дни в одесском порту. Огромная толпа гаванских и заводских рабочих, самодельная трибуна и ораторы на этой трибуне. Днем толпа еще не была пьяна, даже не подозревала, что через несколько часов она же будет лизать ликер с булыжника мостовой и жечь пакгаузы. Днем толпа эта была настроена несколько торжественно и необычно, благодаря присутствию мертвеца в палатке и вообще всей обстановке того странного дня. Толпа была в том состоянии неопределенного подъема, когда из нее можно сделать все, что угодно: и мятеж. и погром. Речистый молодец, с хорошим открытым лицом и широкими плечами, мог бы ее повести за собой штурмом на город и повесить Дмитрия Нейдгардта на фонаре у Строганова моста. И ораторов, действительно, слушали с захватывающим вниманием. Но речистый добрый молодец не появлялся, а выходили больше «знакомые все лица» – с большими круглыми глазами, с большими ушами и нечистым р. И в толпе всякий раз, со второго слова каждого оратора. слышалось замечание: А он жид? – Именно замечание, а не возглас, не окрик; в этом, сохрани Боже, не чуялось никакой злобы – это просто, так сказать, принималось к сведению. Но ясно в то же время ощущалось, что подъем толпы гаснет. Ибо в такие минуты, как та, нужно, чтобы «толпа» и ее «герой» звучали в унисон, чтобы оратор был свой от головы до ног, чтобы от голоса, от говора, от лица, от всей повадки его веяло родным – деревней, степью, Русью. Тут были ведь не спропагандированные люди, которых можно взять резонами, – тут была масса, неподготовленная, но ко всему готовая, если ее схватить за душу. Но чтобы схватить за душу, надо иметь доступ к душе, а чтобы уметь проникать в душу народа, нужно принадлежать к этому народу. Нужно тогда, чтобы ничто, ни одна нотка, ни один жест не покоробили, не оттолкнули стихийного чутья толпы. Здесь именно этого не было. Выходили евреи и говорили о чем-то, и толпа слушала их без злобы, но без увлечения: чувствовалось, что с появления первого оратора-еврея у этих русаков и хохлов мгновенно создалась мысль: жиды пошли – ну, значит, все это, видимо, их только, жидов, и касается. Создалось впечатление чужого, не своего дела, раз о нем главным образом радеют чужие. И больше ничего. Да и этого было довольно: расплылось и упало настроение, толпа стала разбредаться, появились награбленные бутылки, и беспомощные агитаторы ушли в город, оставив порт и босячество на волю судьбы. Я далек от того, чтобы медленный рост революционного настроения в русских массах объяснять всецело обилием евреев-агитаторов. Но я не сомневаюсь в одном: подымать народную новь может только свой. У чужого – если он не Лассаль, но ведь Лассаль был гений агитации, а гении не повторяются. – у чужого нет того обаяния, которое в таких случаях необходимо. Народ чует чужака и особенно чужаков, если их много, и инстинктивно сторонится. А враги этим пользуются. Из двадцати процентов евреев они делают девяносто и кричат народу: берегись, это еврейское дело! И народ им верит, или, по крайней мере, долго и упорно верил, и мы это чувствовали на своей спине. Когда невмоготу становились страдания русского народа и вот-вот готов был прорваться его гнев, – кто сосчитает, сколько раз в такие моменты самодержавие спасало себя искусной игрой на этой слабой струнке стихийного существа – на недоверии к революции, предводимой инородцами? Я прекрасно знаю, что еврейские революционеры нисколько не ответственны за то, как освещало самодержавие их роль в освободительном движении. Да я никого и не виню, я только подсчитываю результаты. И я говорю, что если с одной стороны еврейская революция будила политическое сознание русских масс, то с другой стороны преизобилие евреев в рядах крамолы давало самодержавию ценный и богатый материал для затемнения политического сознания этих масс. Отрицать это значило бы лгать самим себе. И пусть не думают, что это был слабый или недействительный фактор затемнения! В 1863 году самодержавие сыграло такую же спекуляцию на польском повстании, и успех этой спекуляции всем известен. Недоверие к чужаку всегда было и долго еще будет могучим тормозом для правды, приходящей извне. И я, бухгалтер, не знаю, что мне делать с этой статьей баланса, на какую страницу вписать ее. Революционный пыл еврейских социалистов будил политическое сознание остальной России, но он же способствовал и затемнению этого сознания. Что же было сильнее: первое или второе? Иными словами: ускорила или замедлила еврейская крамола наступление всероссийской революции? И если даже ускорила, то на великий ли срок? И стоит ли этот срок той крови стариков, и женщин, и детей, которой нас за ставили заплатить, под ножами предателей, за крушение самодержавия? Не выгодней ли было для народа подождать еще несколько лет – ведь и без евреев, наконец, не погибла бы Россия, – но дешевле заплатить за свободу? Пусть, положа руку на сердце, отвечает, кто может, – я не могу. потому что не знаю ответа. Я написал недавно в одной русской газете, что еврейская кровь на баррикадах лилась «но собственной воле еврейского народа», и меня упрекали за эту фразу. Но я именно так думаю. Я считаю невежественной болтовней все модные вопли о том. что у евреев нет народной политики, а есть классовая. У евреев нет классовой политики, а была и есть (хотя только в зародыше) политика национального блока, и тем глупее роль тех, которые всегда делали Именно эту политику, сами того не подозревая. Они делали ее на свой лад, с эксцессами и излишествами, но но существу они были все только выразителями разных сторон единой воли еврейского народа. И если он выделил много революционеров – значит, такова была атмосфера национального настроения. Еврейские баррикады были воздвигнуты по воле еврейского народа. Я в это верю, и раз оно так, я преклоняюсь и приветствую еврейскую революцию. Но на пользу ли народу пошла эта революция? Не знаю. Воля народа не всегда ведет к его благу, потому что не всегда народ способен верно учесть объективные шансы за и против себя. И в особенности легко ошибиться тогда, когда весь расчет основан на вере в сильного союзника, на вере в то, что он поймет, он откликнется, он поможет. – а на деле никто из нас этого союзника не знает, и Бог весть еще, как он нас отблагодарит… Только там, где на себя самого и ни на кого больше не должен рассчитывать народ, – только там воля народа всегда к благу его. Таково наше движение. Мы не звали народ ни к кому в объятия, не сулили ему ничьей благодарности за услуги и заслуги: мы строили и скрепляли народное единство, и воспитывали сознание национальных задач. И потомки благословят нас за наши суровые призывы к эгоизму, за наше открытое и явное недоверие к чужакам и скажут благо тем, которые в то смутное время, полное миражей и обольщений, умели выбрать прямую дорогу и повели свой народ навеки прочь от чужой помощи и чужого предательства. Источник (Владимир Жаботинский. Еврейская революция)

о.Аркадий Кутузов: Павел Владимировичты это к чему,Паш

Павел Владимирович: о.Аркадий Кутузов пишет: ты это к чему,Паш о. Аркаш, да это лишь иллюстрация к словесам твоего дружка Лоскутова. Ибо не было "Великой русской революции". А какая была - сам Жаботинский о том и сказал. Вообще, рекомендую к чтению сии "Иерусалимские хроники". Там много про вашу революцию.

Евгений: Павел Владимирович, ты просто завидуешь. В безреволюционной России в Белокриницком согласии были бы невозможны ни Лоскутов, ни Кутузов.

mihail: Павел Владимирович пишет: о. Аркаш

о.Аркадий Кутузов: Павел Владимирович пишет: о. Аркаш, mihail да ладно)Паша хорош Уже во всём церковном разобрался,выбрал свою позицию,не лицемерит,не боится)



полная версия страницы