Форум » Искусство о христианстве » Стихи известного негодяя » Ответить

Стихи известного негодяя

Свидетель: Уза монаха Мирским не пользуясь уж правом, Был лишь у Господа вассал, И, "ЦНС" прочтя по главам, Сам книгу жизни написал: Ц – целомудрие для плоти, Н – нестяжание в миру, а С – смирение в заботе Оставить гордости игру. В углу над столиком Распятье, Лампада, несколько икон, Одно единственное платье И в сердце колокола звон. Всё скромно в келии-квартире, Для тела выстроившей плен. Лишь фото матери в Псалтыри Держало душу на Земле. Венец монаха Убийство – грех, один из первых, Без оправдательных причин, Но есть событие из смертных - Война, трагедия мужчин. Бог им судья - Он попуститель. Вопрос, однако, здесь такой: «Монах, оставивший обитель, Венцом прославленный за бой: Ведь он разрушил все преграды Для «Не убий!», и, наконец, За подвиг бранный есть награды, А почему ему - венец?» Венец за то, что в смертной брани, Других и Господа любя, Переступив обета грани, Он грех чужой взял на себя. Последний постриг монаха Сюжет для многих вовсе незнакомый, Кто сам такой тропою не ходил: Путём тернистым приближаясь к Дому Он в сердце лик Господень находил. И каждый шаг был, как слова молитвы, И каждый вдох, как стон души больной, На коже, как надрез опасной бритвы, Морщины, словно рвы тоски земной. И волосы нестрижены-немыты, Как знак пренебреженья естеством И теми днями, что уже забыты, И теми, что забудутся потом. Но вот когда дорога к завершенью И до двери остался только миг, Он коротко стрижется - так к смиренью Последний совершается постриг.

Ответов - 17

Елена Антошина: Свидетель пишет: Заголовок: Стихи неизвестного монаха Наверное, Ваши! Спаси Вас Христос, ..... (Свидетель)!

Свидетель: Блажь Иду по жизни, выбившись из правил, Из всех вещей – заплечная сума, Молю Христа, чтоб только не оставил, Пишу стихи, чтоб не сойти с ума. Чтоб не забыть: кто я такой и где я, И в чём задача жизни на Земле. И всё реальней и ясней идея, Что мiр давно лежит уже во зле. «Кто дружит с мiром, тот враждует с Богом»* - Апостольская истина проста, А потому давно моя дорога Направлена на узкие врата. Сказать, что подвиг – для злословья пища, Сказать, что блажь – возможно, но тогда Блажен любой, кто Бога в жизни ищет, При жизни с ней расставшись навсегда. Обычная история Он шёл домой, но не дошёл – Внезапно сердце отказало, И он судьбу свою нашёл У зданья местного вокзала. Врач констатировал конец, Родню поставили в известность, А он, свободный наконец, Исследовал свободы местность. Вначале несколько смущён Был тем, чем обернулось дело: Что тело – вовсе и не он, А он – совсем не это тело. Что наша жизнь – не жизнь совсем, А лишь история болезни. Хотел он крикнуть это всем, Но скоро понял: безполезно. Вопрос-печаль Он вынес всё: болезни, глад, Безденежье, друзей измену; Жизнь на исходе, и он рад, Что отстоял земную смену. Что отстоял свои мечты, Не разменяв их на поделки, Что сохранил вкус красоты, Не обманувшись на подделки. И всех простив, всех полюбя, Прожил, доверившись Завету; Душа, узнавшая себя, Уже готовилась к ответу. Душа уж всматривалась вдаль, Считая, что отход заслужен; Но был вопрос, а с ним печаль: «А вдруг кому ещё здесь нужен?»

Свидетель: В родительскую субботу Две надмогильные плиты, Квадрат земли – совсем немного, Ограда, клумба и цветы Из матерьяла неживого. И мы приходим дважды в год Подправить внешнее убранство, И время задом наперёд Течёт здесь, как бы вне пространства. И память сердца вспять скользит До остановки «Было детство», И этот мысленный транзит Напоминает больше бегство От осознанья, что мы их Оставили одних когда-то. Две стелы рядом на двоих, А вот беда одна – утрата. Место встречи Я недавно всерьёз посмотрел (Будто скоро уже и финал): Как же он, с детства друг, постарел! Если встретил бы где – не узнал. Если б встретил, наверно, сказал: «Извините, не знал никогда», Больше всех поразили глаза: Ниоткуда никто в никуда. А ещё поразил его лоб (Было видно, что это не блеф) - Много надобно выстрадать, чтоб Получить такой сложный рельеф. Странным волос был, что на виду: Убывание цвета – шкала … Кто-то выдумал их на беду – Место встречи с собой – зеркала. Оптимистическое Я отхожу, наверное, мой час, Без сожаленья отхожу, без фальши, Поскольку всё, что видится мне дальше, По жизни проходил уже не раз. А потому и смысла больше нет Блуждать душой во времени-пространстве, Где люди прижились в непостоянстве, В измене правде, как и смене лет. Пора домой, скорей всего, пора, Запас скорбей навряд ли будет больше, Костюм последний сделает закройщик, Сложив обрезки в кучку на дрова. Пессимистично, скажете? Отнюдь, Нет больше оптимизма, чем стремленья, Оставив все мирские накопленья, С открытым сердцем отправляться в путь.


Свидетель: Портрет Он был по жизни сибарит, Любил вино, красивых женщин, Одет с иголочки, побрит, Из каталогов модных вещи. Он фитнес-клубы посещал, С друзьями был всегда корректен. Не то, чтобы любил, - прощал, Ведь этот жест весьма эффектен. В своей работе преуспел, Имел семью, машину, дачу, Он очень многое успел, Считая это за удачу. И вот теперь, на склоне лет, Он понял, плотию старея, Что рисовал автопортрет, А вышел – Дориана Грея. Беда Две руки, две ноги, голова И скрепившее их вместе тело, Всем понятные, в целом, слова, Всем полезное, в общем-то, дело. Жизнь неспешно идёт, как у всех: Встал, поел, походил, лёг не поздно, Редкий день, что прошёл без огрех, Редкий грех, чтоб грехом был осознан. Есть жена, дети есть и друзья, Есть машина, квартира и дача, В общем верная, вроде, стезя, В целом можно сказать, что удача. Но чем ближе был день, на когда Предначертано путь здесь окончить, Он из всех слов шептал лишь: «Беда», Просыпаясь в поту среди ночи. Он желал им добра ... Он желал им добра, может, даже любил, И готов был всегда помочь словом и делом, Не жалея при этом оставшихся сил, Но они чаще жили не духом, а телом. Он уловки лукавого видел, как явь, Слышал голос его средь семейного спора, Также знал: не суди, но скорее исправь Недостатки свои - в этом ближним опора. Исправлял, был успех и надежда была, Что наглядный пример всё же станет уроком, И ослабят заботу свою о телах, Озаботясь душою и жизненным сроком. Много было потрачено времени, сил, Но они продолжали упорствовать дружно. Он желал им добра, может, даже любил, Только им это всё было вовсе не нужно.

Тучков: *PRIVAT*

Свидетель: Чудо Как кислород из атмосферы Иль свет от Солнца свысока, Так и слова текут без меры Откуда-то издалека. Откуда? Можно только верить, Рассудок здесь не в помощь нам, А все предложенные двери Ведут совсем не в нужный Храм. "Тела суть храм Святаго Духа", - Апостол Павел поучал, А потому прикован слухом Я к миру горнему начал. И если вдруг случится чудо, И Дух Святой развеет сны, В тот час умрет во мне Иуда И возродится Божий сын. * «Тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа, Которого имеете вы от Бога» (1Кор.6,19). Суд Есть у истории конец И персональный, и всеобщий, Их сроки знает лишь Творец, Их факт запечатлели мощи. И есть начало у конца, Есть цель и средства достиженья, Где обретение венца Не может быть без униженья. «Скорбь в мире будете иметь»* - Сказал Исус Христос народу, «Но чрез терпенье тело-клеть Отпустит душу на свободу»**. И будут новые тела***, И будут новые виденья … Судить нас будут не дела, А со Христом несовпаденья****. * «В мире будете иметь скорбь …» (Ин.16,33) ** «…терпением вашим спасайте души ваши» (Лк.21,19), ибо «претерпевший же до конца спасется» (Мф.10,22) *** "Сеется в тлении, восстает в нетлении; сеется в уничижении, восстает в славе; сеется в немощи, восстает в силе; сеется тело душевное, восстает тело духовное" (1 Кор. 15, 42-44). **** Послание Ап.Павла к Галатам, гл.3: 1 О, несмысленные Галаты! кто прельстил вас не покоряться истине, вас, у которых перед глазами предначертан был Исус Христос, как бы у вас распятый? 2 Сие только хочу знать от вас: через дела ли закона вы получили Духа, или через наставление в вере? 3 Так ли вы несмысленны, что, начав духом, теперь оканчиваете плотью? Эпитафия Я сказал почти всё, что хотел, Что сказал – уже всё почти сделал, И теперь отдыхаю от дел, Ожидая последнее дело. Уж готовы кафтан и бельё – Одеянье для встречи по чину, Обкурил густо ладан жильё, Разгоняя пороков причину. С углов-стен смотрят лики святых, Любовь-совесть в душе пробуждая, И крестов, в старых формах литых, Сила зрится, судьбу побеждая. И написан уже эпилог, Эпитафия ждёт часа рядом: «В жизни сделал он больше, чем мог, Но значительно меньше, чем надо».

Тучков: Необычная история ( Вива Старка! ) Шел в кабачок и не дошел – Внезапно сердце отказало, Но я судьбу свою нашел За стойкой Симпозьёна-зала. Врачи мне дали чебурек, И Старочкой опохмелили И ожил я как человек И молвил, шоб еще налили Мне дали в руки огурец, Родню поставили в известность, Шо я, свободный наконец, Исследую свободы местность. В начале несколько смущен, Был тем, как обернулось дело, Для душ был создан Симпозьён, И Старка тоже не для тела. Что наша жизнь – не жизнь совсем, Одна история болезни. Но Старку нам послал Отец, Шоб мы не жили безполезно!

Тучков: Эх, Свидетель, разве так эпитафии пишут? Вот как эпитафии должны звучать, шоб слезу вышибало Заказал почти всё, что хотел, И заказ уже весь почти выдут, И прилегший под столик от дел, Ожидаю когда меня выведут И был отдан мне древний кафтан, И пожалован беленький свитер, Рок сложил уже мне чемодан, Вдруг заметил - еще один литр! С углов-стен смотрят лики святых, Князь Владимир на пир побуждает, В чаше старой, в узорах витых, Сила зрится, судьбу побеждает! Хоть написан уже эпилог, Но Люсинда рекла совсем рядом: «В жизни выпил он больше, чем мог, Но значительно меньше, чем надо».

Свидетель: Есть храм, есть срам - кому что мнится (К чему я это - угадай); Журавль есть, и есть синица, И есть меж ними попугай. Где что увидит иль услышит, То спародировать горазд; В азарте, правда, часто пишет, Расставив знаки через раз. Но важно ль это, коль по коже Мурашки творчества бегут? "Сучок"-"пучок" - по форме схожи, Но есть и третье слово тут. Оно о том, что, появляясь, Есть предвещение грозы, Само ни морем не являясь, Ни облаками для красы. Порой не знаешь: явь иль снится? - Две чащи только на весах ... Жил попугай промеж синицы И журавля, что в небесах.

Людмила: Ух ты!/это я по поводу последнего Вашего стиха, Свидетель/. Только вот...,,ПРЕДВЕЩЕНИЕ грозы''...не говорят так, а тем более не пишут. Есть лишь форма ''предвестие''. А пародии, они ведь тоже нужны. Значит цепляете, братец! Да и пиар, опять же. А в ''Эпитафии'' Тучков хорош, давайте честно признаем. И запятой всего лишь одной на весь стих не хватает/перед союзом ''когда'' в первой строфе/. Учись, брат Тучков, может, когда-нибудь станешь, наконец, поэтом!

Свидетель: mihail пишет: за что ты баны получаешь, надеюсь помнишь? Очень хорошо помню: небезосновательно считаю РПсЦ (с 1988 г.) самочинной организацией, демонстративно и соборно в 2007 г. расписавшейся в попрании всех канонических норм и упустившей через год, на ОС-2008, возможность покаяться в содеянном. И что? Фактически так оно и есть, и прямо заявлять об этом не только право, но и долг христианина. Не случайно в тот же период образовались также неканонические, но прекратившие общение с РПсЦ всякие "ДЦХ БИ". Вы же открываете здесь темы для изобличения никониан и РПЦ, чем ситуация с РПсЦ отличается от этого? На форуме присутствуют и имеют право голоса разные верующие, почему я должен считать себя с иными правами? Если о чем и может идти разговор, так это о том, что м.Корнилия я в одном из сообщений обозначил, как КИТ, тут я, действительно, допустил оплошность, написал в скорости, хотя, помню, и подумал, что что-то тут нехорошо, но не исправил. За это, пожалуй, готов извиниться - расслабился. Только вот обзывать и как-то стращать меня не стоит - не обидчив и не пуглив. А баню люблю и стараюсь посещать при каждом удобном случае, как и все русские мужики. Если остаются какие-то сугубые вопросы - готов выслушать и ответить. Сутки, как я понял, у меня есть

mihail: Свидетель , послушай друг! Ты что подзабыл про что речь? Или дурачка включил? Про все твои изыски про 1988 год и про другое- мне по барабану. Напряги безтолковку то.

Людмила: Михаил, будь великодушней и выше каких-то старых обид. Право, выиграешь больше, по крайней мере в глазах одной женщины. Благородство - оно ведь в умении прощать и не замечать мелочей.

Тучков: Превозмогая лютый сплин, Шо б разум мой не помутился, О, Ананискин, Неба сын, К твоим стихам я вновь явился! Тяжел, угрюм монахов стих, Готовит всем веревку, мыло. Кто радость бытия постиг, Не даст пиитам жить красиво. Природа вешняя бурлит, Под кустиками скачет зайчик, Синичка нежная пищит, А в тучках реет попугайчик. На се индус речет вам прямо- На попугае ездит Кама. Шо б тож пищал Володенька, Пускай и не молоденькой. Пииты песенки поют, Щемилов кисти разминает, Лишь у Володи неуют, Туга-печаль его снедает. Не жаль себя, как рой цеце, Зайди на форум РДЦ, Там всяк поведать рад-стараться, Як подобает воздвижаться. Проснись, Володька, с добрым утром, Еще не вмерла камасутра!

Свидетель: Не хотел было уже совсем писать ничего более в этой теме, но из уважения к монашескому деланию и лично к Тучкову решил ответить на его рифмы. Оставив без внимания 4-ый и 6-ой катрены по форме, а две заключительные строки по содержанию, отвечу экспромтом по существу. На том в данной теме и закончу. Монахов стих, напротив, светел, Не замутнен ничем мирским, Монах пред Господом в ответе, И нет в стихах его тоски. Душой монах уже свободен От искушения телес, И не подвластен внешней моде, Но только голосу с Небес. И цель спасения – не поза И не от позы тишина, Ему неведома угроза, Ему любовь Отца дана. Не раб уже он, не наёмник, Ни за награды, ни за страх Он служит Господу - он сродник Всем возродившимся в веках. Он Божий сын, пускай, и блудный, Но дал ответы на вопрос: Готов ли путь проделать трудный, Куда ведёт его Христос? А мир … Что мир? Лишь инкубатор Для созреванья до тех пор, Когда придёт Экзаменатор И совершит Свой приговор. Богач и Лазарь разойдутся На этот раз навек уже, Пять жен старательных найдутся И пять без маслица в душе. И будет плач, и будет радость, В сиянье Ангел, в злобе бес, Лишь потерпеть здесь надо малость, И потрудиться для Небес. И мир нам в этом лишь помеха, Верней – для стали оселок, Источник хлеба, зрелищ, смеха, И если есть в нём сущий прок, Но в отрицательном лишь смысле:- Изжить в себе всё, что есть мир, Исправить слово, дело, мысли, Чтоб угодить на званный пир. И это есть стезя монаха, От слова «монос» - он один, Но без сомнения и страха, А потому непобедим. Но без сомнения и страха, Поскольку знает: с ним Отец … Не стоит вам судить монаха, Займитесь делом, наконец. Всех с приближающейся Пасхой!

Людмила: Спаси Христос, Володимир, счастья Вам! Простите нас, Христа ради!

mihail: Людмила пишет: Михаил, будь великодушней и выше каких-то старых обид. Право, выиграешь больше, по крайней мере в глазах одной женщины. Благородство - оно ведь в умении прощать и не замечать мелочей. Ех Люся, Люся... давай тады начнем с начала! Чтоб господам форумчанам, не показалось ,что у Админов Старки совсем крыша съехала... вспомним что позабыл Свидетель . Давным, давно... когда ешо не было новопасхалистов, на Сереве- процветала блаходать! Много народу шилось, многия начали даже как то знакомиться в реале... тут появилась тема... не помню уж как называется, но предлагалось рассказывать о своем приходе, ну или сугласе. Тут и выступил наш любитель поезии, Фимы саровского, Белого Царя, интернет-старовер г-н Анисимов... конечно не дословно, но если кратко- "Вы что? Даете данные о приходах? Так ведь- Панкратов- агент КГБ, отвечающий за поповство, а агент САП- собирает данные о безпоповцах... " ну и так далее. Может быть САП и привык к инет чудилам на букву "м", но я привыкший и при етой жизни спросить за пакость и клевету... Теперь же ето владимирское чмо, без зазрения совести, регистрируется в Москве- как Свидетель и пытается проникнуть в логово КГБ! Но вот досада... на стихах спалился ой б... детский сад прям. Люсьен! Короче говоря, не знаю какой он поет (Сирин мне больше по душе), но гнида он конченная и ошиваться здесь не будет! Раз уж тебе пондравились стихи, их оставлю, остальное подотру. Тема закрыта! Негодяю и ... очередной



полная версия страницы